Мне не нравится,что каратэ может стать олимпийским. Микио Яхара

20309 10204952433186025 5492713210446122129 n

20309 10204952433186025 5492713210446122129 n
Микио Яхара: наследник Сётокана (интервью французскому журналу «Дракон»)


Ассистент сэнсэя Накаямы в 60-х годах, он давал уроки каратэ знаменитому японскому писателю Юкио Мисиме за неделю до его харакири. На чемпионате мира в Париже в 1972 он сделал фляг назад, чтобы защититься от удара. Он даже не знает, сколько поединков он выиграл. Жизнь Микио Яхары это легенда: известны его бои с якудза, Роллс-Ройс, отель в Новой Каледонии, служба безопасности... Кристиан Куртон встретился с последним наследником великой эпохи каратэ сётокан, эпохи достаточно безжалостной, когда прохождение дан-теста зачастую заканчивалось в госпитале.
Личность, которую трудно описать словами. Продукт цивилизации, отличающейся от нашей. Это Микио Яхара, 8-й дан KWF.
Микио Яхара прилетел в Париж в мае 2015, чтобы провести семинар Всемирной федерации каратэномичи, созданной в 2000.
Возможно ли понять и в особенности передать дух этого человека, не знающего количество своих кубков и трофеев, проведенных им реальных и соревновательных поединков. Он помнит, как в длительном поединке с Мори в ответ на бросок томоэ нагэ он провел в падении маэ гэри и уложил соперника наповал. Он помнит также количество машин скорой помощи, которые приходилось вызывать во время тестов на 3–5 дан JKA.
В каратэ это особенный боец, отобранный сэнсэем Канадзавой в 1972 в состав японской делегации благодаря особой манере ведения поединка. Он же является героем книг «Лучшее каратэ» мастера Накаямы, где наглядно демонстрирует удары ногами и работу мускулатуры.
Микио Яхара — действующее лицо каратэ JKA 60-х, 70-х, 80-х, которое сегодня часто называют чересчур жестоким. Вы в этом скоро убедитесь. Эта эпоха ушла, но без нее каратэ не было бы тем, чем является сейчас.
Самые зрелищные показательные выступления по каратэ принадлежат, бесспорно, Микио Яхаре и его коллегам — сэнсэям Абэ, Мори, Асаи и другим. Никогда ранее не демонстрировался такой высокий уровень интенсивности, реальности и экстремального контроля.
В международном сообществе эти выступления часто копировали (кто не видел показательных выступлений со стульями?); кто-то делал это талантливо, но никогда — на таком же уровне.
Другая особенность заключена в конфиденциальности. Эксперты не участвуют в фестивалях и прочих мероприятиях для широкой публики.
Настоящее каратэдо никогда не появляется в свет, увешанное пайетками, под звук фанфар и тарелок. Не стоит забывать, как долго Мацумара и Итосу были охранниками короля Окинавы, а суть их техники была не в том, чтобы первым дотронуться и получить оценку вадзаари, разжав кулак под красной или голубой защитной перчаткой. Нет, дело самураев — убивать.


Журнал «Дракон»: Могли бы вы сначала рассказать о своей жизни каратиста? О начале вашего пути, первых экзаменах, учителях, которых сформировали вас, о соревнованиях?
Микио Яхара: Перед тем как заводить речь о каратэ, я хочу рассказать о крови, которая течет в моих жилах. Почему? Да потому что это относится к истории моей семьи, которая насчитывает более 500 лет, и является историей самураев и пиратов. Со стороны моего отца это история самураев. Один из моих предков был Даймё, высшим военным феодалом средневековой Японии . А со стороны моей матери были кайдзоку, то есть пираты, которые всю жизнь проводили в море и в сражениях. Кровь моих предков и моя — это кровь людей, которые всегда сражались. Когда я учился в начальной школе, я начал заниматься боевыми искусствами. Это тоже семейная история. В городе, откуда родом моя семья, Эхимэ, это на острове Сикоку, есть кладбище, где можно найти имена моих предков. Семья Яхара помогла объединителю Японии Тоётоми Хидэёси, и в благодарность он дал земли моим предкам. Сражения у меня в крови.
«Дракон»: Вы помните свое первое занятие по каратэ?
Микио Яхара: Я не могу вспомнить самое первое занятие, потому что я начал тренироваться вместе со старшим братом, когда мы были в начальной школе. Но я помню, что, когда я был ребенком, на тренировках мне постоянно велели успокоиться, заняться медитацией, потому что я был неуправляемым.
«Дракон»: Можете рассказать о вашем экзамене на первый дан?
Микио Яхара: На острове Сикоку, где я жил, уровень каратэ был не очень высоким. Когда я пошел в хомбу додзё, то есть центральный зал организации JKA, там уровень был значительно выше! Я получил свой черный пояс через два года, и это то, чем я действительно горжусь. Это была настоящая радость. Мы тренировались с необычными противниками, сэнсэями Эноэдой, Абэ, Танакой и другими. Все были сумасшедшими. Учеников часто колотили, это была эпоха принципиального отбора. Лично я остался. Да, несколько раз мне пришлось лежать в больнице, но я всегда возвращался. Этот первый дан, полученный достаточно быстро, был победой над самим собой. Я горжусь этим до сих пор.
«Дракон»: Говорят, машины скорой помощи часто увозили травмированных каратистов.
Микио Яхара: Травмы были, на самом деле, одна за другой, в особенности после экзаменов на 3–5 дан. Каждый раз было по 100–150 кандидатов. Желающие сдать экзамен должны были провести поединки с сэнсэем Яно, сэнсэем Танакой или со мной. Говорили, правда, что против меня надо вызывать сразу трех, против Танаки — двух, а против Яно — одного.
Эпоха была жестокой, а отбор — безжалостным. Я помню один анекдот. Однажды 8 бойцов из школы, соперничающей с нашей, пришли в хомбу додзё JKA, чтобы побить нас. Мы условились о встрече в 7 вечера. Они пришли, и мы объявили им, что противостоять им будут инструктора, а не ученики, но их это не испугало. Один гигант стал напротив моего ученика, и я предложил заменить его. Мы поприветствовали друг друга, и схватка началась. Как только мой противник наклонился, я повалил его на землю и добил. Через минуту его уже как не бывало. В тот день Яно-сэнсэй тоже дрался, и, повалив своего противника, уже не мог остановиться бить его. Судье пришлось оттаскивать его за шею. Через некоторое время нам пришло официальное письмо из той школы с упреком за наше поведение. Всем, кто вышел против нас, пришлось проходить лечение в больнице.
Времена были лихими. Помню, как выходил утром на тренировку, и не знал, вернусь ли живым. А вечером радовался, что не умер, и думал, останусь ли живым завтра.
«Дракон»: Кто из инструкторов произвел на вас особое впечатление?
Микио Яхара: Сэнсэй Яно. Он ломал макивары в хомбу додзё. Правда, под конец Накаяме-сэнсэю это уже не нравилось, потому что выходило достаточно дорого.
«Дракон»: Какое ваше самое приятное воспоминание соревнований?
Микио Яхара: Я не особо переживал из-за призов и медалей. Меня беспокоили новые техники, красивые приемы; я хотел сделать такое, что никто не смог бы повторить. Люблю вспоминать поединок с Мори, который был еще и дзюдоистом. Тогда в ответ на томоэ нагэ я провел маэ гери в голову. Хоть за это и не дали иппон, это был отличный поединок.
«Дракон»: В каком расположении духа вы находились, когда вас вызывали на татами? Публика ждала чего-то нового от вас...
Микио Яхара: Я вообще ни о чем не думал. Нужно быть свободным от мыслей и восприимчивым к ситуации, чтобы адаптироваться к противнику. Я не думал перед боем о том, что я буду делать. Техника, которую я примел, зависила от моего противника. Я старался погружаться в поединок. Мои движения иногда были близки к акробатическим, я знал, что зрителям нравится это. Но все, что я слышал, — лишь шум за спиной.
«Дракон»: Сколько поединков вы провели на соревнованиях?
Микио Яхара: Я не знаю, что сказать, я никогда не считал. Я знаю, что в индивидуальных поединках я часто заканчивал вторым или третьим, и я много лет побеждал в составе команды Японии. Все приемы, с помощью которых я выигрывал, я передал своим ученикам.
«Дракон»: Боевым искусствам присуща опасность. Где в единоборствах грань, которую нельзя переходить?
Микио Яхара: Я был часто и достаточно сильно травмирован, особенно сэнсэем Яно. Но для меня это не является проблемой. Когда я дерусь, я готов убить своего противника, и мой противник также хочет меня убить. Разница между поединком насмерть в реальной жизни и поединком в каратэ не толще нити. Эта нить и составляет наше боевое искусство. Многие мои соперники бывают травмированы. Но я уже говорил об этом в начале интервью, это в моей крови.
«Дракон»: Посмотрим теперь на Микио Яхару как на организатора. Почему вы создали KWF?
Микио Яхара: Я думаю, что должен реагировать на эволюцию каратэ. Каратэ движется сегодня в сторону спорта. Но для меня каратэ — это боевое искусство, и я хотел бы развивать его боевую составляющую. Сегодня KWF насчитывает 52 страны. KWF — это точка пересечения боевого искусства и спорта. Также это организация для тех, кто изучает каратэ. Я верю в такое будущее.
«Дракон»: Организуете ли вы соревнования? Какого уровня?
Микио Яхара: Да, у нас проходит чемпионат мира, правила которого соответствуют тем, что были в JKA раньше.
«Дракон»: Возможно, каратэ станет демонстрационным видом на Олимпиаде в Токио в 2020. Испытываете ли вы гордость?
Микио Яхара: Нет, мне это совсем не нравится. Потому что это спортивное каратэ. Потому что у миллионов людей сложится ложное представление о каратэ. Но я не хочу быть пессимистом. Уверен, что занимающиеся спортивным каратэ рано или поздно вернутся к истокам.
«Дракон»: Одним из ваших учеников был Юкио Мисима. Какие у вас были отношения?
Микио Яхара: На самом деле Мисима был учеником сэнсэя Накаямы, а я только заменял его иногда. Мисима относился ко мне очень уважительно и был искренним. После тренировки он всегда подходил ко мне, чтобы попрощаться, несмотря на то, что был очень знаменитым и старше меня. После тренировки он рассказывал всякие анекдоты. Помню, как мы тренировались вместе за неделю до его самоубийства. Никто и подумать не мог, что он уже готовит сэппуку (харакири).
«Дракон»: Над чем вы сейчас работаете? По-прежнему занимаетесь туристическим бизнесом в Новой Каледонии?
Микио Яхара: Я продал свой отель в Новой Каледонии, и сегодня занимаюсь каратэ, а также руковожу службой безопасности. У меня 300 сотрудников.
«Дракон»: Спасибо, сэнсэй, за эту очень искреннюю беседу!
Микио Яхара: Спасибо вам за ваши вопросы. Я постарался выразить словами все то, что я чувствую.
Christian Courtonne для Dragon Magazine
Перевод с французского Марии Рыбниковой